Из какого произведения эти строки старик я слышал много раз

Разместил , 17 Июн 2017, 21:41 / Комментариев: 99


Из какого произведения эти строки старик я слышал много раз

Я эту страсть во тьме ночной Вскормил слезами и тоской; Ее пред небом и землей Я ныне громко признаю И о прощенье не молю. И вот Проснулся день, и хоровод Светил напутственных исчез В его лучах. Не утаю, Что я тебя люблю, Люблю как вольную струю, Люблю как жизнь мою." И долго, долго слушал я; И мнилось, звучная струя Сливала тихий ропот свой С словами рыбки золотой.

Внизу Арагва и Кура, Обвив каймой из серебра Подошвы свежих островов, По корням шепчущих кустов Бежали дружно и легко. Впервые опубликовано: в сборнике «Стихотворения.

Мир божий спал В оцепенении глухом Отчаянья тяжелым сном. Оттуда виден и Кавказ!

И думы их я угадал: Мне было свыше то дано! Я слышал много раз, Что ты меня от смерти спас.

И вспомнил я наш мирный дом И пред вечерним очагом Рассказы долгие о том, Как жили люди прежних дней, Когда был мир еще пышней.

Безумный бред Бессилью тела уступил. Трава меж ними так густа, И свежий воздух так душист, И так прозрачно-золотист Играющий на солнце лист!

Надежный сук мой, как топор, Широкий лоб его рассек.

Порой Она скользила меж камней, Смеясь неловкости своей. Лермонтов "Мцыри" (1839) отрывок, copyright: Павел Карташев, 2007.

И божья благодать сошла На Грузию! Она мечты мои звала От келий душных и молитв В тот чудный мир тревог и битв, Где в тучах прячутся скалы, Где люди вольны, как орлы.

Тебе есть в мире что забыть, Ты жил, - я также мог бы жить! Бледный свет Тянулся длинной полосой Меж темным небом и землей, И различал я, как узор, На ней зубцы далеких гор; Недвижим, молча я лежал, Порой в ущелии шакал Кричал и плакал, как дитя, И, гладкой чешуей блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал.

Я осмотрелся; не таю: Мне стало страшно; на краю Грозящей бездны я лежал, Где выл, крутясь, сердитый вал; Туда вели ступени скал; Но лишь злой дух по ним шагал, Когда, низверженный с небес, В подземной пропасти исчез.

Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. А что на Рассее - на матушке?

Сквозь пары Вдали чернели две горы. Но я его предупредил.

Но и там, и тогда на планетах иных. Казалось мне, Что я лежу на влажном дне Глубокой речки - и была Кругом таинственная мгла. И мы опять играем временами в больших амфитеатрах одиночеств.

Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. И близ меня перед концом Родной опять раздастся звук!

Угрюм и одинок, Грозой оторванный листок, Я вырос в сумрачных стенах Душой дитя, судьбой монах. 14 Трудами ночи изнурен, Я лег в тени. Но скоро в глубине лесной Из виду горы потерял И тут с пути сбиваться стал.